Что такое Consonance Therapy и в чем его новизна?

Consonance Therapy — это инновационный травма и ресурс фокусированный метод в одном лице, оригинальность и отличие от других известных психологических методов которого состоит в том, что:

  • работа и с травмой и с ресурсом производится одним терапевтом, в одном месте сразу на четырех уровнях восприятия: рациональное сознание (убеждения/мысли), образное мышление (образы, воспоминания, смыслы, метафоры), тело (ощущения, движения, голос) и эмоции;
  • для работы на каждом уровне предлагаются практические инструменты и алгоритмы как соединить все уровни между собой;
  • изменение на одном уровне обязательно проверяется и согласовывается с остальными тремя, так обеспечивается сохранение целостности личности и эмоциональная безопасность;
  • предложена новая концепция личности;
  • разработана новая простая, но эффективная структура личности, под которую разработаны авторские протоколы и упражнения для работы с каждой частью личности на разных этапах работы и на всех уровнях одновременно;
  • терапевтический процесс не замыкается лишь на лечении одного вида травмы или расстройства личности, как в клинических методах либо лишь на наработке ресурса, как в методах развивающих, а объединяет эти процессы и дополняет, имея конечной целью восстановление здоровых реакций личности и ее первичной креативности, что помогает человеку самому управлять своей жизнью без пожизненного хождения к психологам;
  • опираясь на нейроиммунобиологические знания процессов формирования психотравмы и личности в целом, фокус внимания направлен на деактивацию травматических нейронных связей и переобучение личности новым навыкам самопомощи, то есть а построение новых ресурсных нейронных связей и более здоровых физиологических процессов в теле.
  • предложен клиническо-педагогический подход в решении запроса — травма/проблема прорабатывается вместе с терапевтом на сессии и также клиент обучается новым навыкам и снабжается протоколами самопомощи, работе со структурой личности дома, что сильно укрепляет его веру в себя и ускоряет результаты.

Ноу-хау методавпервые в психотерапии

  • структура личности впервые в психотерапии адаптирована к телу;
  • прописаны телесные маркеры простых базовых эмоций;
  • предложен полный и сокращенный алгоритмы безопасного выражения каждой эмоции;
  • описаны здоровые образцы личности в теле;
  • предложено отдельное направление в методе «психоэмоциональная гигиена» внутри которого разработаны практические рекомендации для обучения клиента управления своими внутренними процессами на четырех уровнях;
  • предложены объективные ментальные и телесные критерии проверки правильности терапевтического процесса;
  • разработан базовый и полный протокол по работе с моно травмой,
  • протоколы работы с частями личности;
  • протокол работы с комплексным ПТСР;

Все части совместимы между собой, составляют единую систему управления терапевтическим процессом, что серьезно упрощает как работу психотерапевта, так и делает процесс работы с травмой упорядоченным и одновременно мягким для клиента/пациента.

Consonance Therapy — является результатом 30 лет каждодневной практики, интеграции мной изученных 10 психологических вербальных, соматических, арт методов. Это результат опыта работы с более чем 5000 человек, проведенных более 900 терапевтических, развивающих и обучающих семинаров. За 16 лет обучила более 350 психотерапевтов из которых около 80% работают в целостном подходе.

Почему метод так называется?

В названии метода использовано слово фр. Consonance, от лат. Consonantia – созвучие нескольких звуков в музыке, которое создает аккорд, является важнейшей составляющей гармонии.

Consonance — это метафора, отражающая мое клиническо-педагогическое видение психотерапии не только как лечения расстройства личности или психотравмы, но прежде всего как творческого процесса восстановления внутренней гармонии и созвучия с собой, т.е. со своими мыслями, чувствами, телом, духовностью. Внутренняя гармония помогает строить отношения с людьми и с жизнью.

В Consonance Therapy как и в творчестве все уровни восприятия задействованы во все процессы работы с личностью: стабилизация, работа с травмой, интеграция.

Как музыкант, певец, артист, танцор «вкладывает душу» в творчество, то есть придает духовный смысл внутреннему образу и одновременно производит конкретные осознанные физические действия, наполненные чувствами и смыслом, много тренируется, так consonance терапевт и клиент трудятся вместе над восстановлением когда то из-за травмы утраченной целостности личности — внутреннего и внешнего соnsonance: на уровне когнитивно-абстрактном (убеждения); эмоциональном (эм.реакции, телесно-эмоциональные блоки), образно-духовно (экзистенции и смыслы) и телесно-двигательном (ощущения, телесно-эмоциональный блок, поведение, как представленная в теле личность).

Если хоть один уровень исключить, гармония распадается, а проблема вернется.

Какие истоки данного метода? Почему понадобилось соединять методы? Чего не хватало?

Consonance Therapy как и любой другой метод не возник на пустом месте. Есть ответом на вопросы, которые приходится решать каждый день в работе с клиентом.

В нем интегрированы наиболее сильные в моем понимании стороны каждого из десяти освоенных мной вербальных, телесных и арт методов.

В каждом методе работала отдельно и пришла к тому, что каждый сам по себе метод замечательный и прекрасно справляется с отдельными задачами, но ни один не дает возможности помочь травмированному человеку в решении запроса полностью.

Жалобы клиентов на то, что им «приходится бегать по разным психологам, тренингам и семинарам, но годами проблема не решается», что их лишь «разбирают на части», что «я все уже знаю, но реакции остаются прежними», «что я делаю не так?», «после психологов мне становится хуже» «если и Вы не поможете, тогда все психологи — шарлатаны» заставляли меня искать ответ на вопрос, как помочь человеку в одном месте и так, чтобы навсегда проблема не возвращалась?

Как телесный терапевт верила в то, что тело имеет собственную мудрость, данную эволюцией нужно лишь разгадать его язык и понять как оно может помочь в интеграции прошлого опыта. Но также эмпирическим путем пришла к пониманию, что пока этот язык не структурирует голова, не изменит негативные убеждения, то личность не изменит поведение, а проблемы вернутся.

Видела насколько жесткой является вербальная работа без работы с эмоциями и телом. Искала как сделать процесс проработки травматического опыта безопасным и мягким и в то же время структурированным и упорядоченным. Для этого соединяла между собой отдельные методы, практики, сначала механически, потом концептуально.

Поделюсь главными идеями, которые легли в основу моих открытий. Соnsonance therapy — это не механическое соединение 10 методов, а новая концепция и новое слово в мировой психотерапии.

Являюсь квалифицированным травматерапевтом в методе EMDR Francine Shapiro, членом украинской и польской ассоциаций EMDR. Метод клинический, максимально близок моему видению в том, что травма поражает все уровни восприятия (убеждения, эмоции и тело, остается в образах). Для работы с моно травмой использую базовый протокол (мною доработанный), который помогает упорядочить и структурировать работу с травматическим событием.

Серьезным ограничением является то, что правильная идея четырех уровней осталась не раскрытой, т.к. работа все же производится лишь на уровне ментальном, то есть на уровне рациональном, как и в других вербальных методах.

Для работы же с образами, эмоциями и телом не предложено никаких инструментов, кроме как назвать их вначале и в конце протокола, из-за чего процесс проработки травмы может быть эмоционально непереносимым, а значит не экологичным для клиента.


Так же для клиента сложна и малоэффективна предложенная структура личности, позже позаимствованная и немного скорректированная из транзактного анализа и гештальт терапии.

Это делает процесс работы с комплексной травмой развития в методе EMDR сильно замкнутым на умении психотерапевта интерпретировать, а потому очень затянутым и слабо помогающим клиенту стать самостоятельным.  

Сертифицирована в схема-терапии, люблю этот метод. Основным вдохновением в нем была идея разделения в структуре личности на работу отдельно с убеждениями и поведением, а не на работу с Эго-состоянием, как в транзактном анализе, гештальт терапии и в EMDR.

Идея прекрасная, но «взять и пользоваться» этой структурой личности мешало то, что она, как по мне и для терапевта и тем более для клиента очень перегружена концептуально, что сильно и ненужно усложняет работу.

Наличие 18/54 схем, 25 режимов и их сложное пересечение лишь запутывает и без того растреянного клиента.


Не предложена концепция работы с моно травмой, нет эффективного инструментария для работы с эмоциями и телом, что не ложится в мою концепцию целостного подхода.

Зато в схема-терапии нашла подтверждение собственному видению, что психотерапия должна быть не только рациональной, но и душевной.

Как в схема-терапии так и в Consonance Therapy допускается прикосновение (с разрешения клиента), серьезное внимание уделяется построению теплых терапевтических отношений между клиентом и терапевтом.

Перекликается с моей идеей возможности работы одним терапевтом с парой или со всеми членами семьи на основе понимания защитных стратегий каждого.

Квалифицирована в методе, являюсь ведущим специалистом в Украине, обучающим тренером, супервизором. Много сил положила, чтобы развить этот метод, создала украинскую ассоциацию ТДТ. Основными жемчужинами, которые взяла с собой в consonance therapy стали:

  • работа с движением для выражения эмоций;
  • на основе системы анализа тела и движения Laban/Bartenieff мною описаны терапевтические процессы, происходящие с личностью, адаптирована в теле структура личности, в работу с каждой частью личности добавлена работа с телом;
  • для выражения эмоций используются Лабан категории;
  • идея для восстановления внутренних здоровых образцов личности;
  • понимание качеств и функций движения использовано для создания практических инструментов в работе с качествами личности и в работе с поведением;
  • практики осознанной телесности используются для развития внутреннего доверия к себе, восстановления доверия к своему телу и в работе с психосоматическими последствиями травмы/соматоформными интрузиями;
  • много возможностей для обучения клиента самосозерцанию, наработке ресурса, стрессоустойчивости;

Что серьезно ограничивало меня в ТДТ работе с травмированным клиентом?

Попасть в травму через движение очень легко, но чтобы выйти из нее безопасно, чтобы полностью проработать, необходимы структура личности, которой нет в ТДТ, а также нет в принципе никакой структуры, протоколов, алгоритмов гарантирующих, что процесс проработки травмы будет контролируемым и управляемым.

Работа с телом очень эмоциональна, процессуальна, глубока, что отлично для здоровой и сложно для травмированной личности, которую эмоции либо переполняют, либо они диссоциированы.

Первый метод, в котором сертифицирована, это классическая ТОТ по Лоуэну и Райху, где настоящей жемчужиной является и теоретическая и практическая база дающая понимание как тело реагирует на травму, как формируется личность на уровне тела (броня характера), телесно-эмоциональный блок и главное, что делать.

Главными инструментами из ТОТ есть работа с дыханием и заземлением. В consonance therapy они составляют основу работы с эмоциями и в регулировании всех терапевтических процессов.

Ограничения: как и ТДТ телесная терапия не имеет структуры личности и весь процесс не структурирован.

Не использую большинство практик для работы с эмоциями и телесно-эмоциональным блоком, предложенных Райхом и Лоуэном. Считаю их жесткими, даже травматичными, порой опасными для психики и тела. Некоторые имеют противопоказания для людей с пограничными состояниями.

Многие травмированные клиенты не сразу готовы к прикосновениям, а в классической ТОТ оно является главным и единственным каналом контакта психотерапевта и клиента.

Соматика Томаса Ханны и метод осознанного движения Моше Фельзенкрайза не являются психологическими, не претендуют на работу с психикой и тем более с травмой, потому не смысла говорить об их ограничениях.

Зато из них беру идею и практики телесной осознанности, органично встраиваю в уже имеющиеся знания о психологии тела из выше описанных методов ТДТ и ТОТ

Тело первым запоминает и последним отпускает травму. При психотравме всегда нарушается связь головы и тела, образ тела страдает и для его восстановления из этих методов беру достаточно интересных решений.

 

Два метода, которые изучены и существуют как отдельные, но объединенные мной в один, так как из каждого беру идею работы с голосом, дыханием и звуком для усиления работы с эмоциями и телесно-эмоциональным блоком. В соnsonance therapy они органично встраиваются и дополняют работу с поведением и детской частью.

Ограничения – методы так же как и все телесные и арт не структурированы, не имеют струткуры личности, быстро вскрывают травму, но не работают с ней. Имеют отличные инструменты для наработки ресурса, но недостаточные для изменения личности. 

Здесь черпаю вдохновение из терапии Ошо и его концепции, что «терапия без медитации мало эффективная и жесткая». Только он разделял эти процессы, так же как сейчас к вербальным методам добавляют майдфулнесс, а я это соединяю в единый процесс.

Использую медитативный подход и двигательные медитации в групповой работе как основной, а в индивидуальной работе с клиентом при необходимости:

  • в сочетании с телесными или звуковыми практиками для наработки внутреннего ресурса и более глубокого, но мягкого погружения во внутренний мир,
  • для стабилизации или интеграции, что многократно увеличивает эффект на разных этапах,
  • в сочетании с работой с частями личности, которая удерживает структуру, а медитативный подход помогает пройти эмоционально заряженное ядро травмы без потрясений и разрушений, мягко и безопасно;

Один из наиболее глубинных методов ТОТ из которого беру интересную идею телесной гомеопатии, изменившую в свое время мое внутреннее понимание себя и дало понимание, как должна проводиться терапевтическая работа.

Идея в том, что очень маленькие телесные изменения дают очень большие изменения в психике и в эмоциях.

Все телесные методы составляют для меня лично и соответственно в моем авторском подходе фундаментальное понимание важности работы с телом в работе с травмированной личностью, однажды потерявшей доверие к себе, а значит и к своему телу. В соnsonance therapy телесные, эмоциональны и рациональные процессы не разделяются, а наоборот.

Использую проективные методики рисования, лепку, аксессуары и МАК (метафорические карты) в групповой терапии в сочетании с телесными и вербальными практиками. В индивидуальной работе лишь в том случае, если для клиента это самый удобный и быстрый вход в работу с запросом.

Основная идея, взятая мной из арт терапии — это работа с образом и метафорой, как вход в проблему, если клиенту сложно рационально или телесно описать процесс или проблему.

Работа с образами в consonance therapy используется преимущественно для самодиагностики клиента своих внутренних процессов.

Ограничения арт методов: с их помощью легко добраться до самых потаённых уголков нашего подсознания и установить контакт с травмой, долго не копаясь в прошлом, но в этом также их ограничение. Как и телесные, арт методы не структурированы, не имеют структуры личности, не работают с сильными эмоциями.


Мне это удалось!

Мои клиенты и терапевты, работающие в методе подтверждают, что работа и с травмой, и с ресурсом, и с личностью в одном месте с одним терапевтом сразу на всех уровнях восприятия и с наличием упорядоченной системы делает процесс безопасным, простым, понятным, а результат устойчивым:

  • проблема не возвращается;
  • травма прорабатывается полностью — остается лишь воспоминание;
  • человек может использовать полученные знания в реальной жизни;
  • при необходимости сам дома может поработать с частями личности и с эмоциями, что дает возможность быстрее справиться с конфликтом и не бояться брать на себя ответственность;
  • управляет поведением и адекватно отстаивает свои границы;
  • безопасно для себя и окружающих справляется с любыми эмоциями в любом месте и в любое время;
  • диалог с телом восстанавливает доверие к себе, своей интуиции, своим желаниям;
  • клиенты уже не представляют, как это не слушать подсказки тела в принятии решения;
  • по итогу более тонко чувствует себя, людей и мир;
  • проявляются его глубина, яркость и уникальность;
  • в жизни клиента снова появляются краски и нюансы, тонкости и красота восприятия;
  • уходит наносное и защитное – остается настоящее, подлинное, сущностное ядро личности;
  • появляется вера в себя, силы и энергия воплощать Свои желания, строить отношения, получать от жизни удовольствие.

На основе метода Consonance Therapy построены все авторские программы и проводится индивидуальная терапия. Приглашаю:

hd

Обо мне

Меня зовут Светлана Липинска, я психолог, сертифицированный психотерапевт с опытом работы в психологии с 1993 года. Преподаватель с 1985 года. Хорошо учу. Ведущий специалист в Украине в области психологии тела.

Провела более 800 тренингов, 8 психологических фестивалей и конференций, через которые прошло почти 5000 людей. 350 прошли индивидуальную терапию, за 16 лет обучила более 300 психотерапевтов в телесных методах, 115 студентов из 10 стран сейчас обучается в Consonance Therapy Institute. Автор трех книг. Автор инновационного метода Consonance Therapy.

Сейчас живу и работаю в Варшаве. О моей квалификации, образовании, сертификатах, достижениях больше здесь…

Если у вас есть вопросы, пожалуйста свяжитесь со мной: