Чему нужно научить клиента, чтобы терапевт мог спокойно ехать в отпуск

Часто слышу от коллег, что даже в отпуске нельзя отключить телефон — клиенты постоянно требуют помощи, по ночам звонят или пишут, потому что их “разносят эмоции”.

Почему клиенты требуют нашей помощи во внеурочное время?

Потому что “им болит”! Когда во время психотерапии мы начинаем работать с прошлыми историями, эмоциональная боль может воскреснуть, так как активируются не только связанные с запросом нейронные сети, но и рядом находящиеся. В мозге их около триллиона, и чем тяжелее было наше прошлое, тем больше травматических сетей. До психотерапии тоже было больно, но не к кому было обратиться.

У 95% наших клиентов есть травма развития, то есть сложное детство, потому всегда повреждены границы и не сбалансированы эмоции. А если границы человека постоянно нарушались, он и сам не замечает, когда делает то же самое — пишет ночью, звонит, спрашивает, не может ждать до следующей встречи.

Конечно, важно оговаривать в контракте эти вопросы и уметь оберегать свои границы, но это не всегда помогает. Человеку больно, он не умеет себе помочь, а идти больше некуда. Психотерапевт — это последняя инстанция, где можно надеяться получить помощь.

Дональд Винникотт доказал, что фигура психотерапевта напрямую коррелирует с фигурой матери. И если вы сочувствующий терапевт, то Раненый Ребенок клиента, идет с этой болью к вам как к Доброй Матери с надеждой на помощь.

Задача терапевта, как и Доброй Матери, не только дать поддержку, но научить определенным навыкам, чтобы клиент/Ребенок стал Взрослым и Самостоятельным. Если не научить человека самому себе помогать, если не научить работать с любыми эмоциями в любое время в любом месте, то он будет зависеть от вашей помощи и никогда не станет самостоятельным.

Если только вы, терапевт, можете помочь и успокоить, тогда у человека нет другого выхода, как все время бежать к вам. Так терапевт не сознательно, но создает прецедент созависимых отношений.

Дело в том, что большинство методов, которым обучаются психологи, не работают с травмой. Все стремятся пробудить у клиента травматические переживания, но мало кто знает, как это все успокоить. Часто именно это “ковыряние” и называют психотерапией, и терапевт свято верит, что делает все правильно. Не специально — его так научили!

Методы, которые работают с травмой, не работают с эмоциями, а лишь предлагают их назвать и все. Такой прием также принято называть работой с эмоциями. Телесные методы, которые работают с эмоциями, — не имеют структуры, не  работают с травмой.

В результате в большинстве случаев терапевт разными методами лишь активирует травмы клиента, но не имеет системы управления процессом, потому негативные эмоции превращают жизнь клиента в сущий кошмар, а процесс — в пожизненную и болезненную терапию. Клиент становится зависимым от терапии и терапевта. И терапевту постоянно приходиться тушить пожары, которые он сам и разжег. Ведь эмоции нельзя отложить на потом — они есть “здесь и сейчас”.

Что же делать, чтобы управлять терапией и научить клиента справляться с эмоциями самостоятельно? 

В методе Consonance Therapy я предлагаю вот что:

  • Научить клиента навыкам самопомощи, то есть управлению внутренними процессами: воспоминаниями, эмоциями, поведением не только на сессии с терапевтом, но и дома между встречами
  • Натренировать клиента безопасно для себя и других выражать любые эмоции в любом месте в любое время через тело, дыхание, звук, движение

На сессиях обучаем этому каждого клиента. Вместе подбираем ему подходящие простые инструменты самопомощи. Так мы создаем новые ресурсные нейронные связи и навыки самоуправления. Когда необходимо, он может ими пользоваться в любое время в любом месте: ночью, днем, на работе или в машине, на встрече или переговорах. Даже клиент, который не готов работать с телом, понимает логику и пользу для себя и пользуется этим.

Эти навыки мы используем в терапии для стабилизации клиента и подготовки его к работе с травматическим прошлым, чтобы этот процесс был безопасным и глубоким. Чтобы человек не боялся встретиться со своими эмоциями, не избегал их, но и не “проваливался” в травму. Обучение ускоряет процесс формирования Взрослой части клиента, его умение самостоятельно справляться с жизнью. 

В методе есть маркеры идентификации эмоций и протокол безопасного выражения эмоций, который органично встраивается во все протоколы работы с разными видами травм. В итоге получается такой конструктор из взаимодополняемых элементов, облегчающий жизнь и психологу и клиенту.

И клиенты и терапевты говорят, что это похоже спасательный круг, пользуются этими навыками и чувствуют пользу от работы,  уверенность в себе и в том, что управляют своей жизнью и терапией. Терапевт может спокойно и эффективно отдыхать, не беспокоясь за эмоциональную безопасность клиента. А клиент постепенно чувствует уверенность в себе и доверие к терапии.

Этой методике и всей системе работы с клиентом на каждом этапе терапевтического процесса от первой встречи до завершения плановой работы с разными видами психотравмы я обучаю на онлайн-курсе “От психолога до психотерапевта”. 

А я уже вернулась из отпуска и с нетерпением жду встречи на первом практическом занятии новых студентов для отработки навыков работы с клиентом.