Инстинкт свободы: как избавиться от внутренних ограничений и стать хозяином своей жизни

Многие страдают от несвободы, но лишь немногим удается вырваться из рабского состояния. Кто-то даже не может дать определение этой пресловутой свободе, к которой стремится. Но почему же нам так нужна свобода?

Стремление к свободе заложено в нашей природе

Еще в 1917 году ученые открыли и описали безусловный рефлекс, присущий всем животным. Он выражается в том, что при встрече с препятствием животное старается его преодолеть, освободиться от него. Исследователи назвали его рефлексом свободы.

У рефлекса свободы 3 стадии:

Первый: Стадия сопротивления — рефлекс борьбы.

Второй: Стадия смирения. Если препятствие является непреодолимым, повинуясь инстинкту самосохранения, стремясь к выживанию, животное смиряется. Так проявляется рефлекс рабства.

Третий: Стадия соучастия. Чем дольше ограничена свобода и сильнее наказание за сопротивление, тем глубже травматизация. Из-за этого происходит патологическое приспособление к ранее неприемлемым обстоятельствам и животное/человек начинает обслуживать нездоровые желания господина. Так раб часто восхищается тираном и помогает наказывать тех, кто сопротивляется.

Такой тип поведения приводит к закреплению и самоподдержанию патологического восприятия себя и окружающего мира. А вместе с этим — к сложно обратимым последствиям деформации личности. В результате это неминуемо ведет к гибели как физического организма, так, со временем, и системы.

Инстинкт свободы толкает человека на борьбу с ограничениями

45 лет назад советский океанолог Станислав Курилов прыгнул с круизного лайнера в бездну Тихого океана и проплыл 100 км, чтобы стать свободным от тоталитарного режима. Он описал свою историю в книге “Один в океане”, которую вам рекомендую.

Станислав Курилов рассчитывал плыть 18 км, а проплыл — 100 км. Хотя он умел читать звезды и рассчитал расстояние еще на корабле, все равно из-за туч, течения, усталости пришлось проплыть в 5 раз больше, чем он рассчитывал. Он мог не раз пойти ко дну. Но этого не случилось. Он все же доплыл до берегов филиппинского острова Сиаргао.

По словам океанолога, вот что помогло ему выжить:

Он осознавал свою несвободу и был готов бороться за свободу

Он не просто в кабинете или с борта корабля изучал океан. Он был тренированным пловцом, имел сильное тело и физическую выносливость.

Он много лет занимался йогой и медитацией, что помогло укрепить силу духа.

В моменты, когда его одолевал страх, он вспоминал описания выживших в кораблекрушениях, которые говорили, что большинство умирают в море не от усталости или обезвоживания, а от страха и паники. Он вспоминал, как научился преодолевать страх еще в детстве, заставляя себя ночью ходить по кладбищу — это возвращало в реальность и паника отступала.

Он ни на миг не забывал, что плывет к свободе, — это давало силы и мотивацию.

Эта история мне близка, потому что перекликается с моей историей поиска внутренней свободы, то есть освобождения от собственных травм. На своем пути к свободе я тоже порой не понимала, сколько еще плыть и есть ли берег вообще. Лишь нежелание жить в вечном аду несвободы, комплексов и внутренних страхов придавало силы “плыть дальше”.

Кроме этого, история Станислава Курилова для меня напрямую связана с психотерапией. Путь внутреннего освобождения выбирают смелые люди, которые не могут инстинкт свободы игнорировать.

Психотерапия сродни плаванию в открытом океане

Все хотят быть свободными и жить счастливо, но большинство людей не решаются что-то делать для свободы. Те же, кто “прыгает в океан”, идут на психотерапию и/или занимаются саморазвитием, искренне пытаются выкорчевать из себя раба.

Почему же доходят до настоящей свободы лишь немногие, а большая часть прыгнувших утонут в бесконечных походах по тренингам, психологам, практикам? Не все, как Курилов, сами могут подготовиться и проплыть опасный и трудный путь к свободе. Большинству нужен провожатый. И это психотерапевт.

Чтобы специалист действительно мог помочь человеку выкорчевать из себя раба и помог доплыть до нужного, а не какого-нибудь, берега, он сначала сам должен пройти этот путь или основную его часть.

На этом пути терапевту помогают:

  • объективные критерии проверки эффективности работы психотерапевтов
  • система и структура терапевтического процесса, чтобы знать с чего начать, куда двигаться, что, когда и зачем делать
  • пошаговый план работы по подготовке к “плаванию”, то есть наработки необходимых ресурсов и навыков, которые понадобятся в пути
  • понимание, с какими повреждениями приходится иметь дело, то есть умение правильно диагностировать вид травмы, определить степень повреждения личности и знать как с этим работать

Освоение такой системы дает возможность работать не как попало, а планово, спокойно и сознательно. А самое главное — гарантировать, что человек не только доплывет до какого нибудь берега, а придет к нужному ему результату. После работы с терапевтом клиент сможет управлять своей жизнью и реализовать свои способности и планы.

Если психотерапевт сам не жил в настоящей свободе и к тому же “плавает” вместе с клиентом, не имея понятия, что и зачем он делает, оба рискуют либо утонуть, либо хвататься за каждое проплывающее мимо бревно, объявляя его берегом. Поначалу каждому кажется, что вот оно, спасение, но ближайшая волна отбрасывает их снова в океан тревоги и пучину непонимания.

Инстинкт свободы заставил меня создать систему, которая помогает терапевту плыть с клиентом верным курсом

Я сама была тем психотерапевтом, который барахтается с клиентом в океане его травм и не знает, какой путь к берегу выбрать. Мне хотелось найти наконец работающий способ помогать без риска захлебнуться в потоках жалоб клиента и утонуть. 

Мне пришлось освоить 10 методов психотерапии, а затем — соединить их и собственный опыт, чтобы создать совершенно новую систему, собственный метод Consonance Therapy.

Я исходила из того, что потеря контроля над своей жизнью и согласие жить в несвободе — это следствие разных видов травм, которые человек переживал в прошлом. Часто — это комбинация из личных травм, семейного или системного насилия, несвободы и нарушение базовых потребностей в прошлом. Поэтому ключевая концепция метода — возможность проработать все травмы одним специалистом в одном месте. 

В системе Consonance Therapy прийти к результатам помогают: 

  • Выстроенная система проведения терапевтического процесса от первой встречи с клиентом до нужного клиенту результата
  • Целостный подход — работа проводится одновременно на четырех уровнях восприятия: на когнитивном, образном, телесном и эмоциональном
  • Критерии проверки правильности терапевтического процесса на каждом уровне на каждом этапе терапии
  • Здоровые образцы личности в теле и структура личности, впервые адаптированная в теле
  • Пошаговый план, практические инструкции и инструменты для стабилизации психоэмоционального состояния клиента — у вас формируется понимание, что и на каком этапе сессии нужно делать
  • Протоколы работы с каждым типом и видом травмы: ОСР/шоковая травма, простое ПТСР, травма привязанности, секвенционная травма, травма развития, комплекс ПТСР
  • Алгоритмы построения эффективной стратегии работы с расстройствами личности, аддикциями/зависимостями, депрессией, психосоматикой, аутоагрессией, ОКР и т.п.

В результате освоения метода Consonance Therapy терапевт освобождается от своих внутренних ограничений, а вместе с тем — обретает свободу работать с любым клиентом без страха утонуть в его проблемах. Напротив, специалист получает метод, который позволяет решить 100% запросов клиентов в минимальный, в зависимости от травматизации, срок.