Моя история — от хореографа до психотерапевта

Я была одиноким ребенком. Мои родители постоянно ругались и дрались. Когда мне было 6 лет, умер папа. Мама была властно-раздраженной. Я не любила школу и безликий город, в котором жила. 

Каждый день в моем окне южное раскаленное солнце выкатывалось огромным диском из-за психбольницы, чтобы показать мне заброшенный карьер. Потом высоко проходило над тюрьмой и игриво подсвечивало городскую свалку. Прощались мы, когда оно закатывалось за тубдиспансер. 

В пять лет я мечтала, чтобы меня забрали инопланетяне. Они не прилетели, но послали мне хороших Учителей и танец.  

Светом в окне стала балетная школа, куда мне разрешили ходить, “чтобы не шаталась по улице”. Преподаватель казалась мне феей из сказочного мира. Изящная балерина, которая волшебно танцевала, была единственным добрым человеком в моем детстве. Она любила нас как своих детей. Говорила, что мы красивые и у нас все получается. От нее я услышала впервые, что нужно себя любить и идти с поднятой головой и ровной спиной не только по сцене, но и по жизни. Она точно была инопланетянкой в том безнадежном советском мраке. 

«Хочешь ходить на танцы», — так балет называла мама, — «должна учиться на отлично». Я приняла ее условие. А еще это входило в мой тайный план побега: получить красный диплом в хореографическом училище, уехать учиться в институт в Киев и больше никогда не возвращаться. 

Так я стала хореографом. Позже открыла первую в Украине школу фламенко. 10 лет этот удивительный танец давал мне и моим ученицам чувство уверенности и возможность для самовыражения. Полностью неприспособленная и зашуганная в жизни, лишь на сцене и в танцзале я была собой. 

Поскольку вначале 90-х не было психотерапевтов, чтобы избавиться от комплексов и травматического прошлого, я поступила в Университет им. Шевченко на практическую психологию. Так я стала психологом. 

Во время обучения узнала, что существует направление в психологии, которое называется телесная и танцевальная терапия. Но преподавателей не было. Однако инопланетяне и тут постарались — мне снова посчастливилось найти Учителей. Я обучалась у лучших в мире танцевальных и телесных терапевтов из Америки и Европы. Каждый был бриллиантом! В итоге я освоила 8 телесных и творческих методов. 

Школу фламенко в Украине я в итоге закрыла. Но открыла себя как телесного и ТДТ терапевта. Стала обучающим тренером и супервизором. Поставила на ноги это направление в Украине. Создала Украинскую ассоциацию ТДТ и обучила почти 200 терапевтов. 

Я всем сердцем верила, что на верном пути — инструменты и практики пробовала на себе. И они работали! Я бесстрашно ныряла в свое прошлое, не боялась встретить хоть черта лысого в своем подсознании, лишь бы освободиться от прошлых травм и боли. Но за время преподавания я часто видела, как люди боятся погружаться в телесный опыт, их пугают травматические воспоминания и непереносимые эмоции. И я понимаю, почему.

Через тело можно легко и быстро попасть в травмы, но этот процесс почти неуправляемый — никогда не знаем, куда попадем. Телесные методы процессуальные. Они не имеют структуры вообще и не имеют структуры личности. Каждый раз мы попадаем в травму, в сильные эмоции, что-то делаем, и на время становится легче. Но проблема не уходит навсегда. Развивается зависимость от тренингов, медитаций и телесных практик, а я зависимость с детства не люблю. 

Тогда я решила, что нужно к Телу добавить Голову. И освоила еще два вербальных современных метода от прекрасных Европейских преподавателей: EMDR для работы с моно травмой и Schema therapy для работы с расстройствами личности. Прошла курс по психотравматологии. 

Каждый из уже 10-ти освоенных методов, был хорош, давал отдельные инструменты — но система так и не появилась. Голова была набита знаниями, Тело игнорировать я не могла, каждый метод работает с каким то кусочком проблемы — со всем вместе не работает никто. Это как из коробки высыпать пазлы: кусочки есть, картинки нет. 

Главной целью было — нужный клиенту результат и сознательное управление терапевтическим процессом для терапевта. Для этого начала экспериментировать и получилось: 

  • создать систему и выстроить логику терапевтического процесса от первой встречи до завершения 
  • определить закономерности и критерии, чтобы проверять эффективность работы с клиентом
  • найти алгоритмы, по которым можно повторить процесс и получить нужный клиенту результат не случайно, а планируемо
  • отобрать лишь необходимые инструменты для терапевта 
  • прописать протоколы по работе с каждым видом травмы
  • создать новую структуру личности и адаптировать ее в теле, чтобы она стала реалистичной
  • предложить пошаговый план и инструкции для тех процессов, которые поддаются систематизации

В результате получился совершенно новый метод Consonance Therapy. В нем один терапевт работает с любым запросом, с личностью и со всеми видами травм в одном месте и сразу на всех уровнях восприятия: когнитивном, образном, телесном и эмоциональном. 

Клиенты мои и моих студентов получают предсказуемый и нужный им результат, а терапевты могут наконец-то не интуитивно, а логично и осознанно управлять процессом. 

Сейчас я стала соучредителем Consonance Therapy Institute в Варшаве. Обучаю этому методу и системе на курсе “От психолога до психотерапевта — работа с разными типами травм”. 

Если бы я родилась в другом месте и прошла другой путь, если бы в 90-х нашла consonance терапевта — сегодня писала бы совсем другую историю. Я благодарна жизни за чудесных Учителей, каждый из которых появлялся тогда, когда я готова была учиться. Сегодня я всегда поддерживаю своих учеников и стараюсь быть для них не только хорошим учителем или психотерапевтом, но прежде всего добрым человеком. 

Вот такой мой путь из хореографии в психотерапию. А как вы пришли к своему делу?