fbpx

Травмы поколений – проклятия или гены?

от | Июн 15, 2020 | Авторские статьи

Дарвин и Фрейд заходят в бар. Там двое мышей -алкоголиков, мать и сын, хлещут джин из наперстков.
Мама-мышь поднимает глаза и говорит:
— Эй, гении, расскажите мне, как мой сын дошел до такого жалкого состояния?
— Плохая наследственность, — отвечает Дарвин.
— Плохая материнская забота, — говорит Фрейд.

Из журнала Discover

Бывает человек уверен, что у него было счастливое детство, и на самом деле, когда слушаешь историю клиента выходит, что ничего травматичного с ним лично не случалось, при этом его стиль поведения или качество жизни достаточно деструктивное.

Где же искать причины проблем?

Чтобы понять травмы пациента/клиента, психотерапевту нужно знать, не только собственную историю человека, но и травмы его родителей.

Психологами доказано, что стиль воспитания в семье тесно вплетен в рабочую модель привязанности. Даже если ребенок пострадал от травматичного воспитания, он все равно копирует стили поведения обоих родителей и в разных ситуациях применяет тот, который соответствует способу решения проблемы.

Конечно, же есть и его собственные реакции, но родительские стратегии всегда присутствуют в нашей жизни, пока мы их не изменим осознанно. Последствия родительских травм передаются во время эмоционального и коммуникативного взаимодействия в отношениях родитель-ребенок.

Исследования эпигенетиков доказывают, что методы воспитания, которые использовали родители, всегда содержат следы их собственных травм, полученных в своих семьях до третьего поколения буквально на химическом уровне; За это в организме отвечает специальная молекула fenotyp и гормоны.

Fenotyp не меняет сам ген, унаследованный от родителей, но меняет его активность и гормональные реакции. У травмированной женщины из-за хронического стресса (тревожность, раздражительность, обиды и т.п.) во время беременности в крови наблюдается повышенный уровень кортизола, что составляет угрозу для плода. Чтобы плод не разрушился от его токсичности, в организме ребенка уровень кортизола, отвечающего за стрессоустойчивость, снижается. Так природа выравнивает баланс гормона.

Из-за чего ребенок травмированной матери рождается с пониженным уровнем кортизола, а значит худшей защитой перед стрессом и как следствие, больше предрасположен к психо травматизации и ПТСР. Так эпигенетики объясняют феномен травмы поколений. (Strange Situation Procedure) (van IJzendoorn,1992, 1995; Hesse, 1999).

95% людей, обращающихся к психологам имеют комплексную травму развития, что является следствием воспитания наших травмированных родителей и предков. Потому у человека, лично не пережившего травму, слабая сопротивляемость травме и поведение травмированного человека.

Травмы поколений – это не проклятия рода и не кармические задачи, как это преподносят эзотерики и маги. Не нужно ходить в “прошлые жизни”, чтобы понять природу деструктивного поведения, повторяющихся из поколения в поколение неудач, трагедий и болезней.

Понять и изменить ситуацию можно лишь с помощью качественной психотерапии, которая должна восстановить здоровые реакции на всех уровнях. Если мать не прорабатывает свои детские травмы, то дальше передает их своим детям на всех уровнях восприятия: в виде негативных убеждений, как паттерны поведения, как гормональные реакции организма, как модель привязанности. И это ее ответственность.

А вот ответственность за качество психотерапии лежит исключительно на психологах и психотерапевтах. Чтобы помогать людям, нельзя вводить их в заблуждения разными эзотерическими и магическими объяснениями типа проклятий, кармы и т.п.

Также нет качественной помощи от психологов, которые хоть не увлекаются околокультными ритуалами, все же не владеют знаниями и навыками работы с психотравмой.

Работа разными методами в разных местах, в разное время – только разбалансирует человека. Каждый своим способом разворушивает прошлые раны, а собрать не может.

Травма развития – как разбитое стекло, она мучает человека на всех уровнях сразу: у него постоянная каша в голове из-за непрекращающихся негативных мыслей; неконтролируемые вспышки эмоций или эмоциональная замороженность; зависимое поведение, фобии, панические атаки, болезненные отношения, ОКР, психосоматические заболевания и т.п.

Психотравматология и нейробиология в сочетании с психотерапией помогают объяснить тонкости психики, поведения и на уровне личности и на уровне физиологии.

Важно глубоко разбираться в сути вопроса, изучать фундаментальные знания, которых все больше появляется в результате научных исследований, чтобы эффективно, мягко и экологично помогать людям. Постоянно обучаюсь сама и делюсь нюансами работы с психотравмой с моими учениками.

Светлана Липинска

Светлана Липинска

психолог, психотерапевт и автор блога

опыт работы в психологии с 1993 года, опыт преподавания с 1985 года. Автор метода «Консонансная терапия», обучающий тренер и супервизор.
Мой блог рассчитан как на профессионалов, так и на тех, кто углубленно интересуется психологией.
Детальным нюансам работы психотерапевта, как работать с психотравмой сразу на всех уровнях восприятия (тело, эмоции, убеждения и смыслы), обучаю в новом онлайн курсе “От психолога до психотерапевта”. Подробнее о программе…

Последние публикации

Внимание!

Все материалы, размещенные на сайте switlipinska.com, являются объектами авторского права, которые охраняются законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Любое использование данных материалов разрешается только на условиях, указанных в Правилах копирования материалов.