Правильная последовательность действий повысит вашу ценность как психотерапевта на рынке психологических услуг. Я покажу как это сделать.

Меня зовут Светлана Липинска. Я магистр психологии, сертифицированный психотерапевт, обучающий тренер и супервизор. Автор метода Consonance Therapy и сооснователь Consonance Therapy Institute. 

Опыт работы в психологии с 1993 года. Преподаватель с 1985 года. Хорошо учу. Ведущий специалист в Украине в области психологии тела.

Провела более 800 тренингов, 8 психологических фестивалей и конференций, через которые прошло почти 5000 человек. 350 прошли индивидуальную терапию, за 16 лет обучила более 300 психотерапевтов в телесных методах, 115 студентов из 10 стран сейчас обучается в Consonance Therapy Institute. Автор трех книг. Автор инновационного метода Consonance Therapy. Психотерапия является для меня основным видом деятельности.

Сейчас живу и работаю в Варшаве. О моих квалификациях, образовании, сертификатах, достижениях больше здесь…

В чем проблема? Потеряли человека!

Большинство людей, которые обращаются к психологу имеют психотравматизацию, при которой поражается вся личность, а значит все уровни восприятия поражены (убеждения, эм.реакции, тело, образы/смыслы).

В мировой психологии традиция такова, что с каждым из этих уровней работают разные методы (вербальные, телесные, арт) и клиенту приходится годами и десятилетиями ходить от специалиста к специалисту, меняя методы, но часто проблемы не решаются до конца.

По той же схеме работает медицина — каждый врач лечит что-то одно. Всего человека/весь организм не лечит никто. Так произошло потому что наука, чтобы узнать психику и тело, вынуждена разделить их на части из за чего потеряли самого человека.

Мое имя в Украине более двадцати лет также было связано с телесной и танцевально-двигательной терапией, знаю о нем все, что возможно, являюсь одним из ведущих специалистов в этом направлении.

До сих пор убеждена, что без работы с телом психотерапевтическая работа мало эффективна, поскольку личность «живет» в теле и оно полностью вовлечено в ее проявление.

Но тела оказалось мало, чтобы полностью решить проблему, нужна голова. Для этого параллельно освоила вербальные методы и убедилась, как важна структура, понимание, рациональность. Но без работы с телом — жестко и опасно.

Соединяла методы между собой. Пробовала. Экспериментировала…

С какими проблемами сталкивалась сама и сталкиваются психотерапевты:

Психологов обучают не работе с клиентом, а методу, что не одно и то же.

Психологи постоянно учатся потому что в каждом методе чего то не хватает (а не хватает целостности).

А те знания, которые есть не каждый может собрать и упорядочить в четкую последовательность действий.

В большинстве методах нет четких критериев как проверить действительно ли решена проблема клиента, или почему она не решается в течение многих лет.

Из-за этого к сожалению услуги психологов не всегда безопасны и часто малоэффективны для клиента, а это его время, силы, деньги, надежда, страдания.

Искренне желая помогать людям, психологи часто жертвуют собой, сильно выгорают и устают. Больше работают интуитивно, вытягивая клиентов на себе, как раненных с поля боя, чем понимают, куда идут, что и зачем делают. Повезло — помогло.

Зарабатывают гораздо меньше, чем вкладывают в обучение и саморазвитие.

Вскрыть травму — не значит ее вылечить!

Увы, миф, что попасть в травму (ввести клиента в сильные переживания) и есть психотерапия, до сих пор гуляет в головах большинства специалистов.

Увы, миф, что сформулировать решение проблемы, найти причину или новое убеждение многих специалистов держит в иллюзии, что это и есть помощь.

Мнение, что медитируя или занимаясь телесными практиками постоянно, сможешь эмоционально управляться с любой ситуацией еще один миф.

Да, увы, это мифы. Каждый метод имеет инструменты для вскрытия травмы: вербальные это делают с помощью вопросов, телесные с помощью дыхательных и телесных практик, арт — с помощью рисунка, игр, песка.

Травмированному человеку этого мало по отдельности. Так как травма — это нейронная связь/сеть в мозге, привычки в теле, гормоны, поведение и характер. Каждый раз травма триггеруется полностью, но не деактивируется, т.к. работа ведется лишь на каком то одном уровне.

Вы не можете открыть замок ключом, а все время ковыряете отмычками.

Психолог вербальный посылает клиента к телесному и наоборот.

«Я понимаю причины, знаю кто виноват и что делать, но в моей жизни мало, что поменялось.» «Я знаю, что мне надо простить, отпустить, повысить самооценку, но КАК? — говорят люди.

Каждый день медитирую, танцую, дышу, гоняю с занятия на занятие, но проблемы возвращаются снова и снова. Что я делаю не так?» и т.п.

Отчаявшийся идет чинить карму или на расстановки.

Репутация профессии сильно “подмочена”.

Малоэффективная терапия да, обеспечивает психолога работой, но клиента заставляет десятилетиями страдать.

Многие разочаровались и уверены, что “психологи – это недоврачи – только деньги выкачивают, а помочь не могут” (как буд-то бы врачи могут?). “От них только хуже, расковыряют прошлое, а что делать, не знают” и т.п.”

Кто виноват и что делать?

Происходит так конечно не потому, что психологи сознательно вредят людям, знают, как помочь, но скрывают правду. Нет, нет, нет. Чему их научили, то они и делают.

Просто работая в одном методе, на одном уровне восприятия, мы постоянно триггеруем травматический опыт, но не можем его деактивировать, так как травма записана сразу на всех уровнях.

Я рассмотриваю проблему с точки зрения преподавателя, который должен ответить на вопросы студентов, специалиста, который каждый день ищет способы помочь конкретному человеку и клиента, который мотивирован, но не получает помощи в одном месте, а вынужден тратить много лет, сил и денег на решение своего запроса.

Проблема первая: академический подход неэффективен
  • старый академический подход в обучении, который заключается в получении энциклопедических знаний ради знаний и дипломов полностью исчерпал себя в современных реалиях.
  • университетское образование психолога — самое неэффективное обучение из всех существующих;
  • в университетах преподают кандидаты и профессоры, которые в большинстве своем в глаза не видели живого клиента;
  • после 5 лет обучения в университете и 3 лет в методе психолог напичкан теорией, но не понимает с чего начать работать с конкретным человеком.
Проблема вторая: старое сопротивляется
  • классические методы были созданы на том ограниченном объеме знаний о человеке, которые были доступны авторам на том этапе развития психологической науки, а это 100-50 лет назад. Мы должны им быть благодарны, как всему первому, но сегодня очевидно, что они серьезно ограничены в возможностях помощи.
  • но уже создана огромная бизнес инфраструктура обучения, лицензирования. Написаны книги, десертации, созданы кафедры и институты.
  • многие настаивают, что если проблема не решается их методом, то виноват клиент, это он не хочет меняться, а с методом все в порядке;
  • профессиональные сообщества серьезно охраняют свои границы, что приводит к нежеланию видеть реальность;
  • вследствие чего не метод есть для клиента, а клиент для метода, ему приходится бегать от специалиста к специалисту в надежде, что какой то метод поможет.
  • не метод помогает психологу работать, а психолог становится заложником метода и как умеет соединяет разные методы сам в тихую, чтобы не раздражать гуру классических методов.
Реальность изменилась — хорошие тенденции
  • за последние 20 лет появилось много исследований о влиянии социальной среды и воспитания на мозг, гены, поведение. О связи нейробиопсихоимунных процессов. Появилось много новых наук, объединяющих свои усилия.
  • Развивается перинатальная психология, дающая понимание важности внутриутробного развития.
  • Семимильными шагами развивается психотравматология.
  • В психологию введено понятие эмоционального интеллекта и теории отношений и пр.,
  • Это дает понимание глубины проблемы личности, пострадавшей от социального влияния на все уровни восприятия человека.
  • Появились новые методы Schema therapy, EMDR, EFT предлагающие уже более глубокий современный взгляд на травму/проблему.
  • Но решение берут все же из старых вербальных методов, потому сами остаются вербальными, а значит имеют те же ограничение. в науке в основном представители вербальных методов, а вот телесных и творческих терапевтов крайне мало. Они не любят писать. Из-за чего мало исследований о связи психики и тела.
А вот представьте если бы психологи получали:
  • понимание как объединить психику и тело и работать целостно;
  • выстроенную систему всего терапевтического процесса в целом, понимание каждого отдельного участка, что и когда делать;
  • пошаговые инструкции, протоколы, алгоритмы “Бери и делай”;
  • не только личное мнение преподавателя, а объективные критерии правильности терапевтического процесса, с помощью которых и терапевт и клиент могли бы проверить, действительно ли помогает человеку то, что мы делаем;
  • маркеры и алгоритмы по которым терапевт мог бы научить клиента понимать, что тот чувствует и безопасно для себя и окружающих выражать эмоции, управлять поведением, своими мыслями;
  • простые инструменты восстановления собственных сил, чтобы не выгорать;

Почему я стала психотерапевтом?

Часто слышу: “Танец – это терапия для души” Поверьте, ничего подобного! По первому высшему образованию я профессиональный хореограф, танцевала с 7 лет. На сцене была звездой, а в жизни часто беспомощной перед обстоятельствами.

Я жутко накручивала себя, если муж опаздывал на полчаса домой.

Тряслась над детьми, как курица, боясь, что они упадут, пропадут, поранятся или заболеют. Как бешеная собака бросалась их защищать от каждого, кто был не прав.

Боялась, «что скажут люди», мучалась чувством вины и стыда, если кто-то был недоволен мной.

В 23 года имела диагноз невроз и ВСД (вегето-сосудистая дистония).

Закрывала подушкой телефон, когда звонили клиенты, по спине текли струйки холодного пота, когда нужно было презентовать себя и называть стоимость своих услуг.

Работала до 5 утра, лишь бы не спать, так как кошмарные сны меня истощали больше чем бессонница. Я все время ждала и “предчувствовала” что вот-вот случится что-то ужасное и непоправимое. Уровень тревоги зашкаливал по поводу и без.

Тогда я еще не понимала, что скандалы в семье, смерть отца в мои 6 лет, советская школа сформировали мое искаженное восприятие мира. Порой мне казалось, что я сумасшедшая.

Да, с помощью танца я могла переключиться, уйти в “красивый мир, проживать чьи то роли на сцене”, но не могла прожить свои истинные эмоции.

Заставляла свое тело тренироваться по 10 часов в сутки до изнеможения, но вообще не понимала его.

Я понимала, что мне была нужна помощь, но в далеком 90-м психотерапевтов не было. Я была в тупике. Что делать и у кого просить помощи я не понимала.

И вот однажды…

На работе я познакомилась с психологом-HR-ом и узнала, что при Университете им. Шевченко можно получить второе высшее по психологии и что мой пед. диплом подходит для поступления. Это был один из первых не государственных факультетов.

Обучаясь, я поняла, что всем моим проблемам есть объяснение и решение. И более того, оказалось, что среди прочих, есть такое направление как … Угадайте?
Да, правильно! Танцевально-двигательная терапия!

Но моя радость была недолгой.

Во всем СНГ не было ни единого специалиста в этой, да, собственно ни в какой другой области психологии тоже.
Первый обучающий курс по ТДТ от СНГ тренера выглядел так: мы делали необычные танцевальные упражнения, а вместо терапии, методики и объяснений – пожелания “побудьте в этом”.

Из того обучения сделала два вывода:

Первый – я никогда так не буду обучать;
Второй – чего бы мне не стоило, буду искать западных учителей, у которых есть традиция и стандарты в обучении.

Ну, нам отличницам, только подавай учиться… Хвала высшим силам, железный занавес пал и стали приезжать западные тренеры, желающие помочь и научить. Все заработанные деньги тратила на приезжающих тренеров.

Училась, прорабатывала свои травмы и проблемы безпорядочно, от тренинга к тренингу. Никого не собиралась лечить и тем более учить.

На базе своей школы фламенко, это был мой первый бизнес, создала группу-лабораторию, где делилась с ребятами, которым также было интересно саморазвитие тем, чему обучалась.

Все больше меня вовлекал терапевтических процесс и проект по хореографии исчерпал себя. Школа фламенко была закрыта, а появился центр психологии тела и движения.

Вскоре подтянулись психологи, желающие обучаться именно телесной и танцевальной терапии. Так как у меня еще не было достаточного опыта, чтобы обучать психологов, создала ассоциацию, чтобы привозить американских и европейских тренеров высшего класса.

Училась сама. Училась учить. Училась принимать, быть бережной, углублялась в профессию психотерапевта.

Мне выпала большая честь учиться у тренеров мирового уровня

Телесные методы и танцевально-двигательная терапия (сертификация и квалификация):

Yudith Bunney, USA — первый президент ADTA, ученица основательницы метода ТДТ Мериан Чейз;

Suzi Tortora, USA — доктор наук, ведущий специалист США по ТДТ с детьми и семьями;

Nency Beardall, USA — руководитель обучающей программы по ТДТ Университета Лесли в Калифорнии, ведущий специалист по работе с семьями, подростками и молодежью методом танцевальной терапии;

Hyllari Brayan, USA — Лабан-Бартениефф институт, курс по Системе анализа форм и усилий тела и движения;

Fabian Chyle, Germany — руководитель кафедры ТДТ в Дрезденском университете;

Radana Syrovatkova, Cheh Republic— первый президент Чешской ассоциации ТДТ, доктор наук, психиатр, ведущий специалист по работе ТДТ в психиатрии;

Vladimir Baskakov, Cheh Republic — телесно-ориентированная терапия В. Райха /Лоуэна, автор метода танатотерапии;

Sue Curtis – Great Britain — ведущий специалист по ТДТ от Британской ассоциации ТДТ

Susan Scarth, Great Britain — первый президент EАDMT Европейской ассоциации ТДТ

Игорь Канифольский — институт Иматон, Санкт-Петербург, метод телесного осознавания;

Тина Георгиевская – звукотерапия, Россия Институт НЛП;

Александр Гиршон/Россия – ТДТ Институт развития личности;

Елена Котеленко, Россия – Звукотерапия. РАТДТ.

Вербальные методы EMDR и Schema therapy:

Guido Sijbers & Remko van der Wijngaart, Holland — ведущие европейские эксперты метода схема терапии/работа с расстройствами личности и лечение неврозов;

Eva Munker-Kramer, Austria— магистр, президент EMDR ассоциации, психотравматология;

Sylva Wintersperger, Austria – директор института EMDR;

Maria Zaccagnino – Psicolog, Psicoterapeuta, Facilitator e Supervisor EMDR, Itali

Judit Havelka – Hungari, PhD Trener, Psyhotherapist, Supervisor EMDR,

Dolores Mosquera — USA, psycholog i psychoterapeuta, dyrektor Instytutu Badań nad Traumą i Zaburzeniami Osobowości (INTRA-TP), akredytowany przez EMDR Europ trener

Олег Романчук –Psyhotherapist, Supervisor EMDR, Директор Института КПТ(CBT) Украина;

Дипломы и сертификаты, подтверждающие мое образование и квалификацию

Очень хотелось докопаться до сути.

Каждый день работала индивидуально и с группами. В моем арсенале были сотни упражнений, практик, тысячи листов теории, но не было единой системы, а значит и понимания как строить терапевтический процесс: с чего начать, что делать/чего нельзя делать в какой ситуации.

Потому сильно перенапрягалась, многое делала интуитивно, буквально “вытягивала” клиентов и группы на себе. Все уходили довольные, а я валилась с ног после каждого тренинга. Однажды серьезно заболела с угрозой для жизни.

Неудовлетворенность подкреплялась еще тем, что 80% первых выпускников в ТДТ не работали с клиентами. Я это брала на свой счет. Раз мои ученики не могут эффективно работать – я что-то делаю не так – думала я.

Супервизии брала только у западных преподавателей во время обучения. “Своего” под рукой не было. Не было возможности посоветоваться с более опытным коллегой в любой момент, так как сейчас могут сделать мои студенты или выпускники.

Я шла первая в развитии телесных методов и в авангарде развития психотерапии на пост советстком пространстве вообще.

Каждый приезжающий тренер был бриллиантом, но они приезжали и уезжали. Никто не помогал связать вместе все эти, хоть и прекрасные, но разрозненные знания и опыт.

Пришлось самой во всем разбираться, струтктурировать и упорядочивать. Осваивала метод за методом, но в каждом по отдельности как будто бы чего то не хватало. А не хватало единой выстроенной системы знаний и управления терапевтическим процессом, простой структуры личности и как все это связать с телом.

Приходилось много думать, экспериментировать, переделывать, склеивать, выбрасывать. Так путем проб и ошибок, постепенно в моей голове сложились все пазлы.

Вот к какому выводу пришла в результате!

Одинаково важны и голова, и тело, и эмоции, и духовность. Важна и структура и процесс. На сегодня у наук есть достаточно знаний о разных уровнях, чтобы вернуть человеку целость. Надо эти знания собрать вместе в единую систему.

Когда пришла к такому пониманию и выстроила все знания из десяти освоенных методов в целостную систему, это изменило качество моей работы, жизни и преподавания кардинально. Ни в один из десяти методов я не помещалась целиком, из каждого брала лишь самые сильные стороны, что не работало — безжалостно выбрасывала.

Так появился новый подход, новый метод, новая концепция и новое решение — Consonance Therapy

В 2020 году зарегистрировала метод в Украине под названием Консонансная терапия, сейчас прохожу процедуру патентования в Польше.

в нем я смогла обосновала и предлагаю:

  • инновационный подход в психотерапии – чтобы проблема была решена и больше не возвращалась, необходимо восстанавливать всю личность целиком.
  • должен быть один психотерапевт, владеющий разными инструментами/методами в одном месте и восстановление личности должно проводиться сразу на всех уровнях: рациональное сознание/убеждения; образное мышление/воспоминания/смыслы/духовность; эмоции/реакции/поведение; тело/ощущения/движения. Он должен понимать весь процесс целиком и знать, что делать на каждом этапе в отдельности. Владеть необходимыми навыками работы с разными видами психотравмы.
  • это дает возможность избежать сопротивления и мягко «заходить в открытые двери» проблемы;
  • новую концепцию личности в социально-психологическом подходе;
  • ментальные и телесные критерии проверки правильности терапевтического процесса и восстановления личности;
  • здоровые образцы личности в теле, их связь с базовыми потребностями и структурой личности;
  • четкую структуру и последовательность действий в индивидуальном и групповом терапевтическом процессе;
  • алгоритмы и схемы проработки психотравмы: моно травма, детская травма развития; простое и комплексное ПТСР; усложненное проживание утраты;
  • маркеры идентификации эмоций и алгоритмы их безопасного выражения;
  • умение читать язык тела и связывать то, что мы слышим с тем, что видим и пользоваться подсказками тела в терапевтическом процессе;
  • новую простую структуру личности, адаптированную в теле, что делает ее буквально реальной и дает возможность проверять в теле все изменения, произведенные в личности на каждом этапе;
  • телесные и творческие инструменты для работы с эмоциями: дыхание, звук, смех, движение, творчество (рисунок, глина, МАК, танец и пр.);
  • клиническо-педагогический подход — терапевт не лечит пациента, а сотрудничает с его Взрослой частью. На встречах не только помогает клиенту проработать травматический опыт, но обучает его психогигиене и снабжает инструментами самопомощи на всех четырех уровнях, что ускоряет процесс «взросления» и самостоятельности.
И система заработала!!!

Мои клиенты получают устойчивый результат в решении своих запросов.

Проблема не возвращается. Психотерапия имеет четкий план и завершение.

Процесс проводится очень мягко и экологично.

80% моих студентов и выпускников работают в психотерапии.

Я перестала уставать, выгорать и могу сама себе помочь в любое время.

Создала такое обучение, о котором мечтала сама.

Структурировала свои наработки в обучающем курсе «От психолога до психотерапевта» в котором участвуют психологи из 10 стран. Этот курс пока веду я сама, т.к. еще лишь начало развития метода и нужно время, чтобы научить большое количество психотерапевтов, вырастить из них будущих преподавателей и супервизоров. В планах делиться этим методом и расширять сообщество единомышленников..

Моя жизнь кардинально изменилась на всех уровнях.
  • все, чему обучаю, использую для себя и для своей семьи;
  • смогла совместить две любимых профессии и создать нечто новое, как бонус за приложенные усилия;
  • помогла большому количеству людей изменить качество жизни;
  • конечно, мои доходы не достигают космических цифр, но являюсь востребованным и высоко оплачиваемым специалистом.
  • сама регулирую количество клиентов.
Но ставить точку еще рано! Развитие продолжается на новом витке!
  • передала выпускникам ТДТ ассоциацию, закрыла проект по обучению телесных терапий;
  • теперь развиваю метод consonance therapy, делюсь знаниями и опытом, обучаю consonance терапевтов;
  • всей семьей переехали жить в Польшу, родину моего отца;
  • уже два года живу в Варшаве, изучаю польский язык, постепенно начинаю работать с польскими клиентами;
  • обучаю пока только на русском, в перспективе надеюсь делиться опытом и методом с польскими и европейскими коллегами;
  • перевела обучение в онлайн, что оказалось эффективно и доступно большему количеству людей со всего мира;

Чтобы качественно работать с клиентами, не нужен какой то особенный талант, сто курсов и 15 лет обучения, — нужны:

От вас — сильное и непреодолимое желание:
  • быть психотерапевтом и постичь глубины профессии;
  • работать целостно, на всех уровнях, помогая человеку восстановить внутренний консонанс/гармонию;
  • мягко и бережно, но глубоко и качественно помогать людям;
  • не только доверять своей интуиции, но осознанно понимать что, как и зачем делаешь, куда придешь, что получится;
  • иметь практические инструменты, пошаговые инструкции, протоколы, алгоритмы, целостную систему для работы;
  • теоретические знания и разрозненные навыки упорядочить и перевести в практический опыт;
От меня вы получите:
  • целостный инновационный подход;
  • выстроенную систему, пошаговые инструкции и алгоритмы; 
  • ментальные и телесные критерии проверки правильности терапевтического процесса;
  • структуру личности, адаптированную в теле;
  • Упражнения? – конечно. Научитесь их осознанно применять и соединять между собой, чтобы процесс был связным и органичным;

Самой приятной наградой звучат слова моих студентов: “Наконец то у меня есть все, чтобы просто работать.”

Хочу поделиться с вами тем, что знаю и применяю сама. Уверена, что правильные шаги принесут пользу людям, изменят отношение к профессии в целом, дадут вам удовлетворение от работы, повысится ваша значимость и стоимость как специалиста!

hd